Храмы и монастыри Костанайской области конца 19-го начала 20-го века

 


 

  1. Свято-Никольский собор (1898г.)
  2. Михайлово-Архангельская церковь (1900г.)
  3. Женский монастырь честь Иверской иконы Божией Матери (основан в 1901 г.)
  4. Космо-Демьяновская церковь, п.Боровской. (конец 19 века)
  5. Церковь в п. Пресногорьковка (1798г.)
  6. Архистратиго-Михайловский монастырь (основан в 1901 г.)
  7. Михаило – Архангельская церковь, с. Михайловка Карабалыкского района (1855г.)

КОСТАНАЙ — город основанный переселенцами из центральных областей Российской империи  в конце 19 века. Первоначально поселение называлось Кустанай, предположительно по наименованию расположенного вблизи поселения  урочища.  С 1 октября 1893 года поселение было возведено в степень города,  который стал именоваться Николаевском, в честь  Святителя Николая, архиепископа Мирликийского, Чудотворца.  Это название,  довольно распространенное в Российской империи, создавало ряд  неудобств, его часто путали с Николаевском-Херсонским, Николаевском-на-Амуре, с Николаевском в Самар­ской губернии, Ново-Николаевском (Новосибирск) и т.д. Поэтому через 16 месяцев, 8 февраля  1895 года, указом императора Всероссийского  Николая II город Николаевск получил новое название — Кустанай, а уезд стал именоваться Кустанайским (прежнее название Николаевский уезд).

Самый первый православный храм   на территории Костанайской области (Костанайского уезда до 1917 года) был построен в казачьей станице Пресногорьковская в 1799 году: храм имел два придела в честь св. Николая Мирликийского чудотворца и Казанской иконы Божией Матери. В п. Боровское  переселенцами из Челябинского уезда XIX века была построена Космо–Дамиановская церковь, действовавшая до 1931 года.   В Кустанае первые переселенцы в начале 80-х годов 19 века  построили небольшую православную часовню. В последствии,  в восьмидесятых-девяностых  годах 19 века   в Кустанае были построены Никольский собор (освящен в 1898 году),   Михаило-Архангельская церковь, Константино-Еленинская церковь (освящена в 1900 году). В 1907 году на месте существовавшей до этого  христианской общины был открыт  женский православный монастырь в честь Иверской иконы Божией Матери После Октябрьской Революции 1917 года почти все храмы и монастыри были закрыты, переоборудованы под клубы, библиотеки, мастерские, зернохранилища и т.п., либо были взорваны. Священнослужители, церковные служащие, монахи, подверглись репрессиям, многие из них приняли мученическую смерть.

 

Свято-Никольский собор

Первое упоминание о намерениях построить в Кустанае собор относится к 1883 году. Именно тогда, когда город на Тоболе был еще в младенчестве, его население обратилось к властям с просьбой построить здесь православный собор, организовав для этой цели добровольные пожертвования. А двумя годами ранее 1203 семейства первых переселенцев подписались под прошением с ходатайством о назначении к ним священника для исполнения необходимых христианских треб, обязавшись построить за свой счет временную часовню и содержать при ней священника. В 1883 году  в ответ на ходатайство министерство внутренних дел сообщило военному губернатору Тургайской области следующую новость: «Государь император по всеподданнейшему докладу министра внутренних дел в 10-й день сего ноября, всемилостивейше соизволил на открытие по всей империи собора добровольных пожертвований на сооружение во вновь устраиваемом городе на урочище Кустаная, при реке Тобол храма во имя святого Николая Чудотворца по плану уже благославленному епископом Оренбургским и Уральским».
Строительство собора продолжалось 4 года и уже в 6 июня 1898 года при огромном стечении народа произошло  освящение соборного храма. Возведенный на пожертвования граждан Российской империи Никольский собор, красовался в самом центре города, там, где теперь сквер у здания областного акимата. Великолепный по архитектуре и внутреннему убранству Кустанайский собор по праву являлся  истинным украшением центральным части города, масштабно выделяясь над всеми окружающими его зданиями и постройками.  Никольскому  собору суждено было сыграть большую роль не только в деле постановки и распространения идеи православия в крае, но и стать своеобразным средоточением просветительства и благотворительных начинаний, особенно проявившихся в организации всяческого рода помощи нуждающемуся населению.

В советское время собору была уготована печальная участь быть разрушенным воинствующими большевиками-безбожниками. В 1930-е годы собор было решено снести, но особая кирпичная кладка не поддавалась разрушению, и в 1938 году собор был взорван. Кирпичи храма пошли на строительство дома Советов (теперь там корпус КГУ им. Байтурсынова), школы № 12 (детская художественная школа) и других объектов.

 


Михайлово-Архангельская церковь

Особой гордостью горожан была просторная, с высокой колокольней, окруженная зеленью сада  Михайлово-Архангельская церковь. Михайловскую церковь, располагавшуюся на месте современного Центрального рынка, за красоту и популярность среди именитых горожан называли в народе «купеческой». По утверждению старожилов, Михайловская церковь была построена без единого гвоздя. При церкви работало Кустанайское общество трезвости, занимавшееся воспитательно-религиозной пропагандой.  В 1920-е годы церковь была закрыта,  были сначала сняты колокола, а позже и сама церковь сгорела от пожара.

 


Женский монастырь в честь Иверской иконы Божией Матери

 Приблизительно в двух километрах от центра, в районе нынешней телевышки, в 1901 году «тщением игуменьи Анны и сестер» был построен деревянный женский монастырь Иверской иконы Божьей Матери. По другим архивным источникам монастырь возник 1889 году первоначально в виде общины, которая позже преобразована в женский монастырь. В монастыре служили две игуменьи, 27 монахинь и 132 послушницы. Монастырь  содержался трудами, населяющих его монахинь. Получив усадебное место, сестры энергично принялись за устройство сначала временных построек, а затем и капитальных зданий – двух жилых корпусов, Трапезной церкви и храма в честь Иверской иконы Божьей Матери. Последним особенно гордились. Возвышаясь при въезде в обитель, он красиво выделялся своими зелеными куполами.

Монахини занимались всяческими рукоделиями, печением просфор, чтением Псалтыря, поминовением умерших. Главным источником существования служило сельское хозяйство на монастырской земле в 450 десятин в 18 километрах от города. На той же земле в 1909 году монастырем был построен и освящен молитвенный дом. При монастыре имелась церковно-приходская школа. Чуть позже при нем открыли приют  для 25 девочек-сирот, чьи отцы погибли во время Первой мировой войны.  Монастырь отличался, по мнению церковного начальства, высоким духовным настроем и благочестивыми делами. Когда в городе вспыхнула эпидемия тифа, сестры-монахини оказывали бескорыстную и жертвенную помощь в излечении больных. Монастырь оказывал помощь больным, раненым воинам и их семьям, отправлялись посылки в армию. При монастыре была устроена больница, где бесприютный люд получал медицинскую помощь и уход. Горожане, отдавая дань уважения монастырю, оказывали ему всяческую материальную поддержку. После октябрьской революции монастырь был закрыт, храм разрушен, о судьбе монахинь  достоверных данных в открытых источниках почти нет.  Современным историкам только в начале XXI века стало известно, что в городе Кустанае в 1937 г. была предана суду целая группа участников «подпольной антисоветской организации церковников», в т.ч. и из-за противодействия закрытию монастыря. В сентябре 1937 г. в Кустанае был арестован, а затем расстрелян П.В. Косенко (Косенков), «священник кладбищенской церкви, протоиерей, окончивший учительскую семинарию, в 1929 г. осужденный к 3 годам концлагеря за противодействие закрытию женского монастыря». Вместе с ним был расстрелян и В.П. Иорданский, «1888 г.р., уроженец г. Оренбурга, там же окончивший духовную семинарию, протоиерей кустанайской кладбищенской церкви». В ноябре 1937 года по приговору тройки УНКВД по Кустанайской области было расстреляно 24 монахини. Обвинение было стандартным: «состояла членом подпольной антисоветской организации церковников, проводила пораженческую агитацию, распространяла слухи о падении Советской власти».

Часть монастырских построек  сохранилось до наших дней: по улице Красносельской возле Телевышки и сейчас  можно увидеть монастырские корпуса. В одном из них располагается школа технического творчества.

 


Космо-Демьяновская церковь, п.Боровской.

Одним из ранних поселений, возникших в 80-х гг. XIX века, считается Боровское, где переселенцами из Челябинского уезда XIX века была построена Космо–Дамиановская церковь, действовавшая до 1931 года. Церковь, построенная в стиле художественного эклектизма. Эклектизм – повторение, т.е. возвращение к старым принципам культовой архитектуры. Здесь взято за принцип традиционное русское пятиглавие. Церковь — пятикупольная (пятиглавая). Строил церковь мастер из Ярославля Михаил Корнилович Холодов, кладку вели местные кладчики. По окончанию работ из города Владимира приезжали художники по росписи стен. Однако первоначальная роспись на стенах не сохранилась. После революции, в 1933 году храм был закрыт. В 1934 г. колокольню разобрали, из этого кирпича была построена баня. В помещении храма до начала 90-х годов была конюшня, склад МТС, зерносклад, кинотеатр, спортзал, музей. В 1990 году храм передали РПЦ. До 2010 года в храме проводились реставрационные работы. В 2011 году было проведено освящение отреставрированного храма епископом Костанайским и Рудненским Анатолием.

 


Церковь в п. Пресногорьковка

Самой старой  церковью Костанайской области является церковь в п. Пресногорьковка. Так, служебная записка из Тобольской духовной консистории от 12 мая 1766 года, гласит, что грамоты о закладке церквей в крепостях Святого Петра и Пресногорьковской отправлены командиру сибирского корпуса. Закончили строительство и освятили  храм только в 1792-ом. Вначале была построена деревянная церковь из сосны Красного леса, росшего на берегу Горького озера, но она сгорела в 1798 году. После этого было принято решение о строительстве каменной церкви, которая была была построена в 1799 году.
Здание построили на самом высоком и сухом месте. Каменная церковь имела два придела: летний и зимний – во имя святого Николая Чудотворца и Казанской Божьей Матери.  Всё это строили местные мастера, которые имели опыт: они участвовали в возведении храмов Западной Сибири, расположенных вдоль по реке Исети. Потому ими были привнесены в строительство украинские, среднерусские и северорусские мотивы, которые сложились в новый архитектурный стиль — Сибирское барокко. Характеристика стиля барокко сибирского направления: сочетание московского узорочья с восточным колоритом.
Сами прихожане тоже добровольно участвовали в строительстве. Для жжения извести и обжига кирпича требовалось огромное количество дров, для этого пилили окрестные леса и доставляли дрова в крепость. Кирпичи делали из местного сырья, а вот бутовый камень под фундамент подвозился за сотни километров. Раствор на этой стройке использовали особый –  с добавлением яичного белка и алебастра.
На кладбище у стен церкви находится могила начальника Омского областного управления, генерал-лейтенанта В.И. де Сент-Лорана, скоропостижно умершего в 1835 году при объезде области. Здесь же в Пресногорьковке сохранились уникальные постройки из бревен лиственницы, здания, хранящие память о самых разных исторических событиях. Сохранился в п.Пресногорьковка и дом, в котором   9 июля 1891 года во время своего кругосветного путешествия останавливался будущий Император Всероссийский Николай II.

В большие праздники на службу в храм  приходили жители соседних поселков. Особенно много народа собиралось на праздник Покрова Пресвятой Богородицы 14 октября. Этот день был праздником сибирских казаков. После Октябрьской революции, в 1922 году, имущество храма было описано, а в  1938 году храм был закрыт по решению схода селян и превращен в склад для хранения зерна. В 40-е годы была разрушена колокольня для строительства МТС. С южной стороны храма  была сделана пристройка для сцены клуба. На втором этаже храма настелили пол, сделали библиотеку. С 1957 г. по 1983 годы церковь использовалась как пожарная часть. В 1991 г. храм передан РПЦ.

6 июля 2015 года  Затобольская  церковь иконы  Казанской Божией Матери для своих прихожан организовала паломническую поездку по историческим и святым местам. Иерей Андрей сопровождал группу паломников из 48 человек. В 5 часов утра был совершен молебен о путешествующих. Маршрут поездки включал в себя посещение в п. Пресногорьковке церкви  на  2 притвора: летний — Казанской Божией Матери, зимний – Николая Чудотворца. Читать далее

 


Архистратиго-Михайловский монастырь

Женский Архистратиго-Михайловский монастырь в п. Песчанное  был организован  в 1901 году. Первой игуменьей монастыря стала вдова казачьего офицера Анна Казина (игуменья Евпраксия).  Очень подробно об истории монастыря в своей книге «Пресногорьковские были» рассказал писатель Винниченко С.Н.:

« … В 1857 году в поселке Камышловском Пресногорьковской станицы Петропавловского уезда в семье священника родилась дочь Анна. Окончив училище, она вышла замуж за казачьего офицера Михаила Казина, старшего сына полковника Сибирского казачьего войска. Старый Казин проживал в станице Пресногорьковской в большом двухэтажном доме с лавкой в цокольном этаже постройки 1870 года. Кроме этого он получил в потомственное владение за службу участок земли размером в 1207 десятин. Земельный надел полковнику намеряли в 30 верстах от Пресногорьковской. Михаил недолго пожил в доме отца с молодой женой. По пыльному казачьему тракту увез ее в Омск, где служил в одной из сотен 1-го военного отдела. Однако, этот период продолжался недолго – в студеном январе 1890 года есаул Казин скоропостижно скончался. Анна, выдержав страшный удар судьбы, приняла решение: основать на доставшемся в наследство от полковника Казина земельном участке женский монастырь. Земля здесь была удобна для хлебопашества и сенокошения, на участке рос березовый лес, в долине – пресноводное, богатое рыбой озеро. О своем решении Анна Васильевна сообщила благочинному 1-го Петропавловского округа, священнику церкви в станице Пресновской, о. Никанору Попову. Благочинный, понимая, какие заботы ложатся на плечи хрупкой женщины, предупредил ее о предстоящих трудностях, о заботах и хлопотах по устройству и существованию общины. На это казачка ответила: «Личное мое счастье Господь отобрал, хочу послужить Богу и родному народу. Благословите и помолитесь за меня, грешную». В 1897 году в березовом лесу неподалеку от поселка Пресноредутского были вырыты землянки для будущих насельниц женской общины. На строительство были использованы средства от продажи дома в станице Пресновской, оказали помощь отец и брат мужа Николай Казин. В создании общины огромную роль сыграли соратницы Анны Васильевны – дворянка, дочь офицера поселка Сибирского Наталья Прокофьевна Панкова и вдова вахмистра поселка Усердненского Пресногорьковской станицы сестра Лепехина. По словам очевидца событий протоиерея Георгия Яковлева: «Эти три женщины, две дворянки и казачка, соединясь во имя Божьей любви к людям, стали трудиться над устройством жизни и счастья других людей. На маленький, светящийся в степи маячок стали стекаться судьбой обиженные, униженные, осиротелые и обойденные судьбой русские женщины и жизнь во вновь возникшей тихой пристани началась по уставу православных русских женских общин». Летом следующего года из своего леса была выстроена крытая тесом часовня, вмещавшая до 30 человек, и три деревянных жилых дома. Насельницы распахали и посадили шесть десятин пшеницы, развели большой овощной огород, заготовили сено и дрова на зиму. Из окрестных казачьих станиц и переселенческих поселков стали поступать пожертвования. После того, как община приютила девочек – сирот, жители Петропавловского, Кокчетавского, Атбасарского, Троицкого уездов, городов Кургана, Шадринска, Челябинска, Омска, Екатеринбурга, Тюмени и даже великий молитвенник земли Русской о. Иоанн Кронштадский стали посылать денежную помощь, книги и одежду. Седьмого ноября 1901 года Святейший Правительственный Синод утвердил «представление Преосвященного Омского Сергия об учреждении женской общины с именованием ее Архистратиго – Михайловскою… На участке проживают до 50 насельниц, занимающихся земледелием и ремеслами, для совершения богослужения имеется небольшой молитвенный дом и сооружается новый храм, есть школьное здание и дом для священника». Летом 1902 года был освящен поместительный деревянный храм во имя Святой Троицы. Приехавший на торжество Преосвященный Омский Гавриил постриг в монашество Анну Васильевну, с наречением имени Евпраксии и возведением ее в сан игуменьи монастыря. Ближайшие ее сподвижницы также приняли духовные имена – Евстолия, Епифания, Серафима, Аркадия, Нина, Ефимия, Еликонида, Евлампия, Анна. Монастырь рос. Через 10 лет после его основания игуменья Евпраксия обращается с письмом к Императрице Александре Федоровне: «будучи пионером христианства, в таком глухом углу, как Киргизская степь. Монастырь дает приют уже 154 сестрам и призревает 20 девочек, круглых сирот. Содержится монастырь исключительно на средства, приобретенные трудом сестер из которых большая часть старух немощных, и в их числе шесть слепых…». Настоятельница заботится и о школе, «этом рассаднике знания в духе православия, самодержавия и народности», поэтому просит Царицу выделить средства на строительство «благолепного» храма и школы. К 1915 году, благодаря помощи Синода, были построены две церкви (страховые оценки по 10000 рублей), часовня, просфорный дом, больница, хлебопекарня, дом священника, баня, трапезная, двухэтажная каменная школа. Монастырь обзавелся сельскохозяйственной экономией, расположенной у озера за версту от усадьбы, с ветряной мельницей, кузницей, большим количеством лошадей, дойных коров, быков. Была куплена паровая молотилка. Монастырь имел мельницы в станице Звериноголовской и Петропавловске, содержал подворье в Омске и Кургане. У самого дома игуменьи вырос большой сад. Собирали в нем крыжовник, клубнику, малину, яблоки. Вся огромная территория березового леса была окопана глубоким рвом. К центру была проведена высокая насыпь , по ней приезжали гости, шли богомольцы со всей округи. Мужчин в монастыре было двое – священник (Николай Попов, Александр Соколов, Иван Симонов) и дед-мельник, ловивший рыбу для общины в круглом озере. Монахини из казачьих семей несли послушание в рукодельных группах, иконописной мастерской, чеботарне, просфорне, работали доярками, птичницами, сеяли и убирали хлеб. В храмах монастыря шли ежедевные богослужения. Деятельность старых монахинь была строго регламентирована. Одна занимала должность казначея, другая несла ответственность за внутренний распорядок службы, третья руководила хором. О хоре вспоминали те, кто был на службе в храме: «это было красивое, волнующее, исполнение. Церковный хор в исполнении 20 прекрасных молодых голосов под руководством дочери казака станицы Крутоярской Марии Бобровой, приводил молящихся в восхищение, вызывая слезы на глазах. Священник о. Иван Симонов имел сильный голос и, бывало, подхватит какую-нибудь ноту вместе с хором, кажется будто церковь поднимается в воздух». По воспоминаниям очевидцев, в 1917 году Евпраксия была хорошо сохранившейся женщиной. На лице ее почти не было морщин, еще видны были следы былой красоты. Полная, с гордой осанкой, она всегда во время богослужения проходила через всю церковь к своему месту, толпа молящихся с трепетом и поклонением расступалась, давая ей дорогу. С обеих сторон ее поддерживали две монахини, третья несла позади черный шлейф. Около иконостаса она садилась в огромное обитое черным бархатом кресло. Разговаривали с ней через специальную трубку, так как она стала плохо слышать после смерти мужа. Игуменья с сестрами с огромной тревогой восприняли октябрьские события 1917 года. Монахини стали свидетелями жестоких боев между казаками Сибирского корпуса и красноармейцами 5-й армии осенью 1919 года. Игуменье Евпраксии было ясно, что близится конец делу всей ее жизни. Но, пока шла братоубийственная Гражданская война, у богоборческой власти не доходили руки до расправы с монастырем. В феврале 1921 года началось Западно – Ишимское восстание казаков и крестьян против Советской власти. Оно было безжалостно подавлено регулярными частями Красной армии. В конце зимы монастырь был захвачен пресногорьковским отрядом ЧОН. Обвинив монахинь в том, что они снабжали оружием повстанцев отряда есаула Ивана Дурнева, чоновцы арестовали игуменью Евпраксию и монахиню Феофанию, несущую послушание монастырского казначея. Матушку Евпраксию и Феофанию увезли  и расстреляли. Убитые пролежали под мартовским небом всю ночь, а наутро тел не оказалось. В народе разнеслась весть, что монахини были телесно взяты на небо Богом. Лишь спустя год их местонахождение было обнаружено комиссией по изъятию церковных ценностей — прах покоился в главном алтаре Троицкой церкви монастыря. Той ночью молодые монашенки, тайно следовавшие за отрядом и бывшие свидетелями казни, погрузили замерзшие тела на телегу и привезли в монастырь. Власти, с целью опровержения слухов о вознесении монахинь, выставили их останки на всеобщее обозрение. Сегодня никто не знает где покоится прах убиенных… . Монастырь после разгрома восстания был разграблен. В экономии устроили социалистическую сельхоз артель «Труд». В дальнейшем здесь открыли детский дом, в котором жили дети «врагов народа». Детдом просуществовал до 60-х годов. После окончания Великой Отечественной войны детгородок, по описанию Николая Лавринова, выглядел так: «Миновав последние деревья на бугре, оказываюсь в поселочке с теми же, что и до войны несколькими одноэтажными домиками, двумя двухэтажными зданиями и двумя сооружениями, по – прежнему непривычной формы, с неестественными кровлями, напоминающими теперь почему-то всадников без головы. Это — приспособленные под клуб и школу церкви бывшего женского монастыря. Потемневшие от времени строения, остатки садовой изгороди отдавали стариной, казались ветхими и тоже игрушечно маленькими. Непривычно тихо и безлюдно даже по сельским представлениям». В 2009 году от всего огромного комплекса монастырских зданий остались лишь стены двухэтажной школы и 1-ый этаж дома для священника. В 33 саженях от этого дома на запад высится большой холм – все, что осталось от некогда великолепного храма во имя Святой Троицы. В ее стенах в 50-е годы располагалось здание клуба. Где-то здесь, на церковном погосте, покоится прах есаула Казина и невинно убиенных монахинь. Местность покрыта остатками фундаментов различных сооружений, заросших кустарником и молодыми березами. Вид, открывающийся с гребня, который был выбран в 1897 году для строительства монастыря, очень красив – глубокая долина, озеро, привольная лесостепь. Посещение этого места оставляет в душе человека глубокий след. Будем же и мы хранить память о настоятельнице Архистратиго – Михайловского монастыря, крестный путь которой и мученическая смерть явили нам пример беззаветного служения Господу Богу, народу и Православному Отечеству нашему.»

Из книги «Пресногорьковские были» С.Н. Виниченко

8 июня 2015 года прихожанами  храма Казанской иконы Божией Матери  в п.Затобольск была совершена паломническая поездка, на место где до 1921 года находился  Архистратиго-Михайловский  монастырь. Читать далее


Михаило – Архангельский приход с. Михайловка Карабалыкского района

Станица Михайловская основана в 1833 году при формировании Новой линии. В военно-административном отношении в Михайловский станичный юрт 3-го военного отдела Оренбургского казачьего войска входили посёлки Михайловский, Лейпцигский, Надежинский, Тарутинский, Алексеевский и ещё 10 хуторов. В 1852–1855 годах в ст. Михайловская была построена каменная православная церковь в честь Архистратига Михаила. О том, что в станице Михайловская в 1852 году начато строительство храма, подтверждают церковно – исторические источники: ведомости о церкви с 1852 по 1855 гг. и метрические книги с 1852 по 1854 гг. Ведомость «О вновь выстроенной Михайло — Архангельской Церкви, что на Новой Оренбургской Линии, Троицкаго уезда в Михайловском Укреплении за 1855 год» повествует, что «церковь зданием каменная с таковою же колокольнею, начата постройкою в 1852 году тщанием и старанием прихожан с помощью доброхотных по сборным Книгам подаяний и окончена 1855 году, а освящена октября 16-го числа того же года». После Октябрьской революции церковь была закрыта и находилась в запустении. В 1980 году специалистами из Киева и Ленинграда проводилась внутренняя реставрация храма. В 1986 году в помещении храма был открыт этнографический музей. В 1993 году Архистратиго-Михайловская церковь была возвращена Русской Православной Церкви.


 

(435)